Откуда брать вдохновение?

Приходит к психологу совершенно измождённая жизнью, хронически усталая и пока ещё очень динамичная в карьере молодая девушка. В ушах наушники, а в них — бодрый аутотренинг с позитивными внушениями. При взгляде на эту юную карьеристку вспоминается старый голливудский фильм про загнанных лошадей, которых пристреливают — об участниках танцевального марафона.

Танцы сами по себе тоже вроде для веселья придуманы… Девушка пристрелить себя пока не просит, но ходит уже с трудом. Начинает экономить эмоции в деловом и личном общении, теряет память и уверенность в себе. А голос в ушах бодр и настойчив. И плевать хотел на то, что она на самом деле чувствует. Я спокойна, я совершенно спокойна…

Да, кому-то это поможет. Cам тренинг вполне эффективен, но не для эмоционально выгоревшей сотрудницы крупной корпорации. Ей бы сначала разобраться, что за страх заставляет её бежать так быстро, не обращая внимания на себя. Потом просто отключиться от всего, желательно там, где роуминг подороже. Радость, как инсулин — лучше, когда вырабатывается непосредственно в организме. Когда же она вводится внутривенно — это уже спасательные работы.

На берегу моря стояли два санатория для детей, больных диабетом. Один — для «домашних», другой — для сирот из детдомов. Заметили , что в сиротском санатории показатели излечения намного выше при одинаковых врачебных методах. Дело оказалось в неподдельном позитиве детского самовнушения, в силе иллюзии.

Когда “детдомовские” спрашивали персонал: а когда найдутся наши родители, им отвечали дежурно — когда выздоровеете. А когда мы выздоровеем? Когда сахара у вас в крови станет меньше. О сахаре детям было известно только одно — что он постепенно растворяется в воде. Они придумали игру, которая передавалась по наследству от уезжающих прибывающим — полоскаться часами в бассейне, приговаривая «я сахар, я сахар», вымывая его из себя. Это было их открытие, никем не навязанное и даже тайное…И безусловно талантливое.

Многие считают, что грусть опасна для здоровья, непривлекательна, неприлична. Ну разве что какая-нибудь светлая печаль. Другое дело — заболеть. Вот тогда и погрустить можно, на законных основаниях. Или вот ещё хорошее слово — депрессия. Свободный человек не боится мрачных мыслей. Он уделяет им внимание, ведь они — часть нашей жизни. Эта тревога, эта боль, этот страх о чём-то сигнализируют нам.

Прислушайтесь к беспокойным мыслям повнимательнее, а не просто отмахивайтесь от них. Вместо того, чтобы дать выход эмоциям, прежде всего запрещённым ещё в детстве (мальчишки не плачут; когда ты злишься, ты некрасивая — это классика, но не всегда всё так понятно), поддельный, фальшивый позитив, как выданный без финансовых гарантий кредит, только создаёт видимость благополучия — на время.

И в это время нам говорят — ну что, видите, помогает!

В конечном итоге уставшая корпоративная девушка стала музыку слушать. На мой вкус — очень странную, но ей это помогло. А что помогает вам?